Click to order
Ваш заказ / Your order
Total: 
Пожалуйста, заполните форму заказа / Please fill in the order form
Имя / Name
E-mail
Телефон / Your Phone
Промокод / Promo code
введите промокод, если он у вас есть или оставьте поле пустым
Payment method
Любые вопросы или пожелания по оплате отправляйте на почту:
Please sent your feedback to e-mail:
info@polinakuts.com
POLINAKUTS_ТЕКСТЫ
О происхождении
Быть коренным петербуржцем - это интересно. Интересно. Интеллигентно. Утонченно.
Быть коренным петербуржцем - это интересно. Интересно. Интеллигентно. Утонченно. Быть коренным петербуржцем - это, как минимум, вызывать всплеск эмоций у собеседника, хоть раз бывавшего в Петербурге и восторгавшегося атмосферой и красотой этого города.

Запомните - это всё миф.

За годы нашей с мужем совместной жизни мы много раз знакомились с кем-то одновременно. Коллеги на новой работе, друзья друзей, попутчики в самолетах, иностранные туристы, волей случая оказавшиеся у нас в гостях, или хозяева квартир на airbnb, у которых мы снимали жилье.

Всегда, происходит один и тот же диалог:
- Ну, а вы, ребята, из Петербурга или откуда-то в Питер переехали?
- Я родилась в Петербурге. В Ленинграде. Это мой родной город, - обычно отвечаю я, неся впереди себя метафорический флаг с изображение Петра, стоящего посреди заросшего кустами Заячьего острова.
- О, ты родилась в Петербурге? Классно!
- А я родился и прожил первые 8 лет в Якутии, - добавляет мой муж.

И знаете что? В любом диалоге с любыми собеседниками: разного возраста, пола и национальности происходит один и тот же феномен:
- Якутия? Ого, Якутия! Ты действительно жил там?!

Всё. Точка. Меня больше не существует. Скучная девочка из Питера теперь будет молча пить кофе. И наслаждаться, в очередной раз, историями про детство мужа в Якутии. Про снег выше второго этажа. Про школьников ходящих в школу в -54, и бегущих гулять в -55, потому что школу-то отменили. Про правдивые фотографии из сети со снежными ресницами у девушки в -65. Про прорубание тоннелей в снегу. Про пургу не дающей найти забор от дома в двух метрах от себя. Про прыжки по бревнам сплавляемым по Лене и про ежегодно погибающих за этим занятием детей. Про медведей приходящих к поселку. Про ледоход, про буровые установки, про унты, про омуля и муксуна.

(А если диалог доходит до того, что из Якутии муж уехал в Башкирию, то возникает еще один виток эмоций. И вновь льются рассуждения про башкир и татар, про языки, про религии, про отсутствие паспортов, про нефть опять же... )

Никому уже не интересно то, что ты знаешь любой проезд в любом районе этого города и до сих пор не пользуешься навигатором, пока не встрянешь в пробку.
И даже тогда не пользуешься, потому что и так знаешь любой объездной путь. Или то, как ты жила на берегу Невки с видом на Елагин в детстве, а теперь этой набережной не существует, потому что там расширенный Приморский проспект. Или твои воспоминания про трамваи на Каменноостровском. Или истории создания пляжей карельского перешейка... Или то, какая по счету перекраска зимнего дворца была более удачной? Бирюзовый был восхитительный, но зеленый - ближе всего к своему первоначальному внешнему виду. При тебе остаются твои знания о том, что в войну в здании английского консульства у смольного был детский дом или о том, где на Невском была мороженица любимая послевоенными студентами.

Или, может быть, кто-то хочет послушать мои школьные байки про локальную жизнь центра города? Про то, как вкусно есть батон с кока-колой во дворе на Мойке 12 или про хронологию существования всех Сайгонов от клуба до магазина? Или рассказы про то, что можно прогуливать школу в Эрмитаже, потому что школа-то находилась во дворе адмиралтейства. Это не я, это мама. Моя школа была подальше, на Маяковского. До Эрмитажа было лень топать. Зато физкультура была в Михайловском садике, и я до сих пор с содроганием вспоминаю кроссы на 3 километра, когда гуляю по нему. Или мои личные наблюдения о том, где в Питере можно найти «картонные домики» помимо здания главного штаба.

Можно бесконечно нести в себе истории про то, как раньше назывались эти улицы, и сколько раз их переименовывали. Но всё это остается где-то в чертогах моей памяти, как только собеседники слышат слово «Якутия».

Ну, а что? Действительно, про Петербург, наверное, всё ясно и известно заранее... Другое дело жуткие, таинственные и огромные северные просторы.

Но в чём-то мы, петербуржцы, всё-таки переплюнули экзотические регионы. Потому что муж постоянно говорит, что тут, в Питере, по-настоящему противная, ветреная, сырая, долгая и невыносимая зима!
Редакция текста 2020 года. Первая версия 22 марта 2018 год.
Made on
Tilda